August 4th, 2018

NeoТолстовец

Русский либерализм как бесплодное критиканство

Нынешний либерализм в России, апофеозом которого являются не партии, а либеральные СМИ (радиостанции "Эхо Москвы" и "Серебряный дождь", газеты "Новая Газета", "Ведомости" и "Независимая газета", телеканал "Дождь"), — как в 19 веке вместо философии в России была литература, — является бесплодным, так как существует лишь в виде критики действий бессменных властей.

Что является итогом 25-летия либерализма (если считать от 1993 г., когда была принята вроде как либеральная Конституция России)? Ничего реального, а только архивы текстов, аудио- и видеофайлов этих СМИ и прочих болтунов.

Ни создания коалиций, ни дееспособной партии, ни полноценной оппозиции, ни самостоятельной экономической силы, ни стройных рядов сторонников — ничего не нажила себе либеральная идея в России за последние четверть века. А всё оттого, что благодаря и через посредство этих либеральных СМИ либерализм стал лишь бесплодным критиканством. Ни создания независимых институтов, ни роста независимых от государства организаций (благотворительных, третейских судов, спортивных, театральных, художественных) не смогли они дать России.

* * *

Они критикуют Путина за несменяемость, но несменяемость Венедиктова на "Эхо Москвы", Муратова в Новой газете, Ремчукова в Независимой газете, Явлинского в партии "Яблоко" их не смущает.

* * *

Такая линия поведений русских либералов является не только бесплодной, но и безответственной. 100 лет назад это уже привело к краху государства и многомиллионным жертвам, как указывал Ричарад Пайпс:

«Одна из причин, по которой русские радикальные революционеры и даже либералы выступали против режима с такой безоглядной отвагой, заключалась в их убеждении в исторической безнаказанности, поскольку сам режим несокрушим. И правда: разве не справился царизм со всеми бедами и напастями, разве не преодолел все кризисы, разве не вышел из них целым и невредимым?» — Р. Пайпс «Три "почему" русской революции»

Это же самое воспоследует после принудительного краха путинизма: Россия вновь окажется опрокинутой в анархию, "вакуум власти", "смуту", которая не даст либеральных институтов, а даст ещё более авторитарные, политые кровью миллионов безвинных жертв...

* * *

Поэтому неудивительна ненависить к таким либералам со стороны так называемых патриотов и большинства обывателей. Такой либерализм дискредитирует либеральную идею ещё хуже, чем Первый зомби-канал.

Поэтому только со сменой этой генерации либералов можно ожидать перемен в России.

Россия будет свободной, но не благодаря, а вопреки этим либералам.

NeoТолстовец

Русские матрицы: 2 в 1

В последнем выпуске "Один" Дмитрий Быков объединил в одну те две формы русской матрицы, к осознанию которых я пришёл недавно:

1) Русское государство авторитарно, чтобы вести войну, и ведёт войну, чтобы оставаться авторитарной. (см. запись по метке "русская матрица")

2) Русское государство в России как тюремщик, а народ как осужденный. (см. "русская матрица 2.0")

Так вот, это обе точки зрения на развитие русского государства как института власти, оказывается, не противоречат друг другу:

«Для меня очень значимо то, что одновременно два величайших русских художника – Чехов и Толстой – пишут два безвыходно вонючих, зловонных, суконных, тюремных текста, каторжных. Чехов едет на остров Сахалин, Толстой пишет казарменную, тюремную и лагерную, каторжную третью часть «Воскресения». Потому что они, видимо, нащупали главную душевную, духовную скрепу России и поняли, что в России всё заканчивается либо тюрьмой, либо войной, потому что это та духовная скрепа, на которой удерживается всё. И хотя Катюша Маслова выходит из тюрьмы, вопрос в том, что Нехлюдов никогда ее с себя не стряхнет. Это изнанка русской жизни, ее Аид, это холст, на который нанесены русские краски. Поэтому «Воскресение» – это главный роман XX века, матрица, из которой потом вышли со всеми теми же сюжетными конструкциями «Лолита», «Доктор Живаго» и «Тихий Дон» – лучший, самый совершенный, самый духовно богатый, лаконичный, экспериментальный отважный роман Толстого». — Дм. Быков, "Один"

Действительно, война и тюрьма — вполне совместимые понятия, что и заметили Лев Толстой с Антоном Чеховым. Например, во время Великой Отечественной войны заключенных пускали в расход, гоня их в авангарде в атаку, подстёгивая заградотрядами. Войной и тюрьмой можно одинаково пугать, там можно одинаково убивать неугодных, там одинаково требуется госфинансирование, военизированные структуры и т.д. И обе эти сферы, армия и ФСИН, до сих пор не гуманизированы, оторваны от гражданского общества, занимаются одинаково пытками и унижением всех, кто туда попал...