Category: дети

NeoТолстовец

Ливия. "Монолог неразорвавшейся бомбы"

Мы, авиабомбы, - шахидки. Нас посылают убивать. Кого убивать - не наша забота. Это они решают в своих генеральных штабах.
Наше дело - лететь в ночном небе, над тревожно замершим городом, над его домами и школами, библиотеками и больницами. Наше дело - рассекать воздух, наводя страх на все живое. Наше дело - нести ужасную смерть.
Я не знаю, в кого попаду. В закаленного в боях воина или в полугодовалого младенца. В беспомощного инвалида или юную девушку, жаждущую жизни и любви. Не мне решать - упаду ли я на здание командного пункта или на роддом...
Вот и сегодня... Я мельком слышала разговор техперсонала. Меня и мою сестру направляют на резиденцию лидера одного государства. Кто-то из работников проговорился, что в доме полно детей. "Не наше дело", - ответил командир с бесцветными глазами. И дан сигнал самолету. Взлетаем.
Я не могу осмыслить своими металлическими мозгами, зачем им это надо. Я только знаю, зачем мне это надо. Я так сделана. Я не могу выпрыгнуть из самолета раньше времени. Я не могу лететь туда, куда меня не сбрасывают. Я должна лететь туда, куда направят. Я не знаю жалости - я ведь из холодного бездушного металла. Но... что-то не то... не как обычно.. Откуда у меня душа?
Вот и город внизу. Все еще красивый. Несмотря на то, что мои товарки в нем уже поработали изрядно. Его огни борются с тьмой, а я - хуже этой тьмы. Тьма пройдет, и настанет утро. А я обязана сделать так, что для кого-то это утро уже не настанет.
Я отделяюсь от самолета.
Полет...
Мой последний полет...
Моя смертельная миссия...
А кто-то досматривает последний сон...
Где-то рядом со свистом летит моя сестра. Я ничего не могу сказать ей. Мы летим убивать. Мы - железные шахидки новой гегемонии - не знаем жалости.
Но разве мы в этом виноваты? Мы - из металла. А вот из чего сделаны сердца тех, кто нас посылает? Из чего сделана душа летчика нашего самолета? И из чего состоят мозги заседающих в Генеральном штабе?
Со мной происходит что-то странное. Неужели даже во мне, бездушной и безмолвной, больше жалости, чем в них? Меня сделали на заводе. Их родила какая-то женщина - их мама. Меня создал человек. Их создал Бог... Или Сатана? Не мне судить об этом - мой маленький электронный мозг рассчитан совсем на другое.
Видимо, в нем произошел какой-то сбой. Я не хочу убивать.
Я НЕ ХОЧУ НЕСТИ СМЕРТЬ!
Я не могу отклониться от курса.
Я попробую не разорваться...
Помоги мне, Христос... Или Аллах... Или как там Его называют люди... Неважно... Я иду против своего создателя.
Я НЕ РАЗОРВУСЬ!
Взрыв... Это моя сестра достигла цели.
Я не повторю ее достижения. Это - бунт бездушного железа против бездушных людей.
Меня проклянут люди из Генштаба... А люди ли они? Может, такие же роботы, просто сделанные из более мягкого материала...
У меня нет горячего сердца - только холодный минимозг. А что у них?
Я не знаю... я знаю только одно.
Я ОТКАЗЫВАЮСЬ ОТ СВОЕЙ МИССИИ.
Только бы не разорваться!
ЖИТЬ, ЖИТЬ!

P.S.
Наутро все мировые СМИ сообщили:
"Убиты сын ливийского Лидера Муаммара Каддафи и трое его внуков. Сам Муаммар Каддафи чудом остался жив. Среди развалин дома найдена неразорвавшаяся бомба".

Елена Русич. Монолог неразорвавшейся бомбы


До слёз...
NeoТолстовец

Mr. Freeman «Я — с большой буквы» (part 6)



«Да, я знаю, знаю: самое большое преступление — это призывать людей к независимости и свободе. Прямой путь к хаосу и взаимоуничтожению... Я не ведал, что творю... Теперь я понимаю, я прямо сейчас им всем скажу... Вы что, вы что, действительно думали, что моя миссия пробудить вашу самостоятельность? Вы что, совсем тупые? Удел массы — быть покорной, питать иллюзии и страхи. При неумелом обращении свобода разорвёт вас. Бойтесь свободы! Бойтесь!» — Я всё правильно сказал?
А теперь то, что я действительно думаю об этом. Дело в том, что в жизни есть одна маленькая, но очень важная фигня. Однажды дети вырастают. Ну, становятся чуть выше, чуть свободнее, чуть образованнее своих отцов, понимаете? Они уже не хотят стоять в бесконечных очередях, бегать за пивом, выносить невыносимый мусор. Дети хотят чего-то большего! Но папа на их свободолюбивое "я" говорит, что мнение последней буквы алфавита его не волнует. А между прочем при дедушке "аз" стояла в самом начале и имела реальный вес.
Идея проста: система контролирует вас, пока вы одинаковые. Но если каждый начинает думать не по лекалу, у системы не хватит ни рук, ни методов, ни правил, чтобы отшлёпать всех.
Вы разрываетесь между романтикой противостояния и желанием приспособиться и выживать. Но тут-то вам и дают по зубам: "встань в конец", "ты последняя буква". Но внимание! Высший и самый неуловимый бунт — это всего лишь умение в любой ситуации оставаться собой и гордо нести своё "я", как знамя. И речь тут совсем не о чувстве собственной важности. Большим можно оставаться и будучи маленьким (не помню, кто сказал).
Да-да, именно так, от простого к сложному. [Attantion! Message.] Для начала везде, где только можно, нужно писать "я" с большой буквы "Я": в документах, в письмах, в блогах, в статьях. Везде, это ведь так просто! Но очень скоро вы убедитесь, как это сложно. Ведь во многих языках "я" пишется именно так: "I".
Для всех же остальных повторяю: «Бойтесь свободы, она способна раз...»