Category: философия

NeoТолстовец

Ким Чен Ын как новый Гитлер

А не кажется ли странным, что Гитлер захватил власть в Германии в 1933 году, а уже в 1938-м начал свои военно-политические мероприятия в Европе: аншлюс Австрии, аннексия Судетской области. То есть за 5, всего лишь 5 лет он сделал Германию в военном и идеологическом отношении такой сильной, что смог начать покорение Европы, а ещё через 1 год даже развязал Вторую Мировую войну!

Гитлеру помогали вооружаться — вот в чём дело! Помогали и Франция с Англией, и СССР, но оттого, что он с ними начал воевать, этого не признают, об этом не любят говорить и вспоминать!

Так вот, Ким Чен Ын тоже не сам изобрёл и произвёл свою ядерную бомбу и баллистические ракеты, — ему тоже помогают! И в том-то и дело, что он ведь этой ядрёной боеголовкой таки шандарахнет! И скорее не по США, а по южно-корейскому брату или по Японии (а там и до Владивостока недалеко).

Обязательно шандарахнет, как Гитлер начал воевать. В этом логика поведения государственных лидеров, никак не связанных ответственностью перед избирателями, перед народом.

И это желание начать войну я бы не назвал "воля к смерти" или "инстинкт Танатоса" (Зигмунд Фрейд), но это больше именно некрофилия. Желание и стремление к войне — это не стремление к смерти, но любовь к неживому, убитому, умерщвлённому (в противоположность биофилии — любви к живому (Эрих Фромм)). Из этой некрофилии следует и желание убивать других людей, и готовность быть убитым самому.

Вот эта-то готовность умереть самому, стремление к самоубийству и толкало Гитлера начать свои военные акции — и толкнёт Ким Чен Ына сбросить бомбу туда, куда дотянется.

* * *

Помнится, в романе Айн Рэнд "Атлант расправил плечи" государственные чинуши ценой собственной смерти хотели применить имевшееся у них оружие. И действительно, правильно я помню, и даже более того: Айн Рэнд тоже говорит о том, что чинодралы именно ненавидят жизнь и любят смерть! Вот цитата:


И тут Таггарт сам закричал. Он пронзительно завопил, словно вдруг увидел что-то, хотя смотрел в пустоту и глаза его были пусты. То, что он увидел, было в нем самом. Защитные стены эмоций, желания уклониться, притворства, полумысли и псевдослова, выстроенные им за все эти годы, рухнули в одно мгновение – в ту минуту, когда он понял, что желал смерти Галта, зная, что за этой смертью последует его собственная.

Он внезапно понял, что́ за движущая сила управляла им всю жизнь. Ни его одинокая душа, ни любовь к другим, ни сознание собственного долга, ни все те лживые объяснения, которыми он поддерживал самоуважение, – этой движущей силой была страсть к уничтожению всего живого ради всего неживого. Его раздирало неистовое стремление бросить вызов реальности, разрушить все живые ценности, чтобы доказать самому себе, что он может существовать, попирая реальность, и что он никогда не будет связан никакими неизменными, непреложными фактами.

Секунду назад он чувствовал, что ненавидит Галта больше всех людей, и его ненависть служила доказательством, что Галт несет с собой зло; ему даже не нужно было определять, в чем состоит это зло, он хотел сокрушить Галта ради собственного спасения. Теперь он знал, что желал сокрушить Галта даже ценой собственной жизни, знал, что никогда по-настоящему не хотел жить, знал, что хотел испытать, а затем сломить величие Галта, – он сам признавал это величие, величие как единственную мерку человека, который управлял реальностью, как никто другой.

В ту самую секунду, когда он, Джеймс Таггарт, оказался перед выбором: принять реальность или умереть, он интуитивно выбрал смерть; смерть он предпочел подчинению тому миру, для которого Галт был ярким солнцем. В лице Галта он пытался – и теперь он это знал – сокрушить все живое.

Это знание отражалось в сознании Джеймса не посредством слов, потому что все его знание состояло из эмоций; и сейчас им руководили эмоции, эмоции и видение, которое он не в силах был отогнать. Он уже не мог взывать к туманной невыразительности привычных слов, чтобы скрыть видения тех глухих закоулков мысли, которые он всегда заставлял себя не видеть; а сейчас он отчетливо видел в каждом тупике свою ненависть к подлинной жизни; он видел лицо Шеррил Таггарт, которая была так полна радостного желания существовать, – и именно это желание он всегда хотел сокрушить; он видел собственное лицо – лицо убийцы, которого все должны справедливо ненавидеть; убийцы, который разрушал ценности лишь потому, что это ценности, который убивал, чтобы скрыть свое собственное неискупимое зло. — Айн Рэнд "Атлант расправил плечи"


* * *

Вот в этом Ким Чен Ын похож на Гитлера:

1) Его вооружают соседи.

2) Он обязательно начнёт войну.

Возможно, азиатские народы сами наступают на эти грабли, которыми европейские страны уже получили по лбу, а с учётом применения ядерного оружия, а не просто динамитно-порохового, каким воевали 80 лет назад, эти грабли ударят и по азиатским, и по европейским, и по американским лбам...

NeoТолстовец

Откуда берётся чувство собственной правоты?

Когда я берусь о чём-то думать, рассуждать, то каким образом я прихожу к какому-то выводу, который считаю верным и окончательным, а сомнения исчезают?

Если взять математическую задачу, то я её решаю так-то и так-то, нахожу ответ. Но сам этот ответ может быть неверен! Однако, я же решил задачу, даже могу себя перепроверить и всё равно прийти к неверному ответу. И только сравнение с ответами в конце задачника может как-то разуверить меня в собственной правоте и заставить перерешивать.

Реальная жизнь, где найденный умом ответ ты пытаешься применить в практике, тоже может показать, что ответ был неправильный: например, когда рассчитал и отпилил доску, а она не подошла по размерам.

Но есть ведь иные ситуации в жизни, когда неверность вывода узнаешь через дни, месяцы, годы или же вообще не узнаешь, списав всё на другие причины.

Ну так как я прихожу к мнению, что я прав? Почему на каком-то ответе я останавливаю свои рассуждения и считаю, что ответ найден? Потому, что ответ мне чем-то нравится? вписывается в моё мировоззрение и сделанные ранее выводы? Или тебе чем-то выгоден этот ответ? Или наступает лень и не хочется больше думать? Или устаёшь от сомнений? А может правильность рассуждений, верность использованных инструментов мышления (теорем и формул) ты распространяешь на полученный ответ? Или же банальная гордыня, эгоизм заставляет тебя всегда считать себя правым, а свою точку зрения правильной?

NeoТолстовец

Смысл жизни и смысл выживания

А ведь смысл жизни ≠ смысл выживания. Это совсем разные смыслы, разные правила действий!

Справедливость, добро, правда — это смысл жизни, но помалкивать, не ссать против ветра, двуличничать, лизоблюдничать, подворовывать, покрывать преступления, поддакивать начальству, одобрять власть — это всё смысл выживания и правила выживания.

В режиме выживания ты лишь выживаешь — но какое это подленькое существование! Не мочь сказать правды, не сметь творить справедливость, отрекаться от добра — разве это жизнь?

Внешнее устройство общества требует более или менее мелких гадостей: голосовать за ЕР-ПЖИВ и Путина, митинговать за них же, расстреливать по 1352 человека в день и проч. И что же ты выберешь — выживание через конформизм, через согласие с этим злом, через бесчестие и даже содействие злу? Или же жизнь, но с угрозой физической смерти или хотя бы насилия и преследования со стороны окружающих и/или государства — за неподчинение приказам, за неучастие в убийствах, травле, поношении, ненависти?

Писать доносы, присоединиться к травле Мандельштама и Ахматовой или Бажены с Бабченко — это и есть следование правилам выживания. На замечание Сергея Довлатова:

Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И всё же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?

на это замечание, говорю я, такой должен быть ответ: написали те, кто решил выживать. А ещё точнее: написали те, кто бы поставлен Сталиным и его архаровцами в такие условия, что именно донос стал способом выжить, впрыгнуть в социальный лифт или достичь прочих целей этого гнусного действия.

В нормальных условиях донос этих малодушных иль злобных людей ни к чему бы не привёл (а то бы и наоборот — самим же стало хуже за клевету), а в зверстве большевистского режима — влёк последствия асимметричные и зверские.

Спасать людей в концлагере, не сдаваться, сохранять человеческое лицо, писать рукопись будущей книги, как, к примеру, Виктор Франкл, — это следование правилам жизни. Франклу не стыдно за свою жизнь и человечество помнит о нём, переиздаёт его книги, изучает его учение и его жизнь в школах и вузах.

Правила жизни сильнее, чем правила выживания. Следуя правилам жизни, живёшь в веках, живёшь сам и живёшь для человечества, живёшь как часть человечества — и твоя жизнь имеет смысл. И даже после смерти твоя жизнь не теряет смысла...

NeoТолстовец

Свобода — это возможность делать выбор

Свобода — это возможность выбора. Если выбора нет, то нет и свободы. Человек свободен тогда, когда он может выбирать между разными вариантами действия.

Сами варианты действия рождаются из разных источников:

1) тело — физиологические «хочется»: кушать, спать, испражняться, мыться, совокупляться, чесаться, чихать;

2) психика, или «социальное» тело —

2.1) эмоциональные реакции на внешние раздражители (гнев, страх, обида, вина);

2.2) моральные императивы — «должен» (помочь ближнему, слабому и т.п.);

2.3) интеллектуальные «обязан» (идти на работу, выполнить приказ и т.п.);

3) дух — осознанные стремления, богоискательство, поступки вневременной направленности, с точки зрения вечности.

Вот когда человек сам выбирает между этими желаниями, тогда он свободен. Но когда есть «хочется» (кушать или кричать в ответ на критику) и он делает, что ему хочется, — это не свобода, а слепое подчинение желаниям.

Свобода, таким образом, вырабатывается, а не даётся изначально. Свободу нужно взрастить, воспитать в себе.

NeoТолстовец

"Жизнь — это дар" (случайный опыт нирваны?)

Прям не верится, что вот это чувство позитива, разлитое по телу и сознанию, вызвало кофе, из-за которого-то так и не уснул.

Какое-то примирение с миром, принятие его, согласие и желание жить в этом мире, гармония с сами собой — вот что теперь во мне. Как в той аффирмации Романа Борсука: "все страхи ушли и никогда больше не вернутся" :о)

Ничто не гнетёт, не напрягает. Всё кажется хорошим, приятным. Кажется, что жизнь прекрасна. Хочется жить по-людски, работать, жениться, завести детей даже! Хочется стать нормальным человеком. И кажется, что это всё — возможно, достижимо. И достаточно делать небольшие шаги к этому, чтобы считать свою жизнь хорошей.

Жизнь и есть хороша, ведь в ней прямо сейчас всё хорошо, и все проблемы разрешимы: в этот день можно что-то делать для их решения, и этого достаточно. Не надо сразу окончательных решений, достижения всех целей. Достаточно делать хотя бы немножко — и наслаждаться этим!

Ха, прям как будто под кайфом :о) Или всё же произошёл настоящий переворот в мировоззрении и я таки принял решение "действительно жить в этом мире"?





Сегодняшнее умонастроение и самочувствие сопряжено с появлением нового содержания фраз: "Жизнь — это дар", "Я счастлив, что живу".

Как будто сознание (сам я) переместилось в иную особую точку, откуда жизнь действительно кажется даром. Все дела и обязанности, из которых она состоит, не кажутся чем-то, что нужно быстрее сделать, чтобы перейти к чему-то более приятному.

То, что не нравится делать, не стремишься делать побыстрее, чтобы поскорее отделаться и заняться другим. Вот так и вся жизнь, каждая минута её стали таким нравящимся делом, которое я не стремлюсь быстрее сделать. Не тороплюсь перейти в другое мгновение, заняться иным делом, чем сейчас.

Жизнь идёт своим чередом, и я не отравляю вот эту минуту жизни стремлением в какое-то более лучшее будущее, не считаю эту минуту худшей, чем она могла бы быть, обладай я деньгами, машиной и т.п.

Я живу сейчас, в сейчас, и делаю то, что надо делать, и ровно столько, сколько успеваю сделать. Каждая минута, каждое впечатление стали опытом, переживанием, которые мне дарованы (без мысли о дарителе, но с чувством, что это именно хорошее, благо, нечто удивительное).

Каждое ощущение, даже негативное (усталость, сонливость), стали даром, бесценным переживанием, опытом, которые я получаю, проживаю и не стремлюсь избежать, избавиться, убежать. Доволен тем, что есть.

Цели и стремления стали лишь направлением, компасом, а не меркой, по которой оценивается день текущий. Словом "счастье" не оперирую, но скажу так: счастье сегодняшнего дня стало независимым от степени достижения целей, от степени соответствия принятым в обществе ценностям и идеалам успеха.

Ценно уже то, что есть сейчас. Уже это — ценнейший дар. Сегодняшний день — величайший дар и ценность, вне зависимости от того, что нужно достичь, свершить. Всему своё время, но сейчас уже можно быть счастливым. Дела будут делаться и никуда не убегут. То, что есть прямо сейчас — дар, удивительный дар.

Ха, Вован всё ждёт, когда меня "отпустит" :о) Но в том-то и дело, что я не тупо в позитиве, но осознанно стараюсь реализовать "решение действительно жить в этом мире и занять своё место в нём".

Для этого нужно принятие этого мира, отказ от бегства, отказ от критики и отыскивания недостатков.

То, что мне не нравится, кажется неправильным или несправедливым, — всё это увеличивает возможности для занятий. Этого не надо отрицать, пускай будет, раз уж есть. Достаточно лишь тебе не участвовать в этом. Но депрессировать и хаять мир не надо от этого. (29-30.08.2010)

NeoТолстовец

Чем человек отличается от камня? (Материалистические умствования)

Так ли уж отличается человек как носитель личности от камня, дерева, у которых нет личности? Почему-то кажется, что отличие личности от и не-личности лишь в степени, а не в качестве.

Точно так же и духовное и материальное, смысл и бессмысленность, полагаю, не являются отдельными субстанциями, несовместимым противоположностями, качественно отличающимся друг от друга.

В физическом мире так и есть: тепло и холод — это не противоположности, а разный уровень тепловой энергии тел. Свет и тьма — тоже не противоположности, но различающиеся по наличию фотонов состояния. Красный и фиолетовый цвета — опять же не противоположности, но электромагнитные волны, отличающиеся лишь частотой.

Поэтому себя, свою личность не нужно считать чем-то кардинально отличным от всего остального в мире. Носиться с личностью, как с писаной торбой, требовать бессмертия, особых прав себе, в т.ч. право на разрушение и эксплуатацию всего, что не-личность — какая-то инфантильность и шовинизм.

То, что ты личность и что у тебя есть своё я — обычный, заурядный факт, не ставящий тебя на особый пьедестал. Тем более что личность легко зарождается почти в каждом человеческом детёныше, получающимся через вполне животные секс, вынашивание и роды. Так происходит миллионы раз ежегодно и миллиарды раз происходило до твоего рождения и будет происходить после твоей смерти.

Так что именно возрастает в ряду от камня до меня как личности? Надо думать, что просто уровень организации материи. Костная — растительная — животная — человеческая. Материя усложняется, а потому приобретает новые свойства как свойства синергические (1+1>2) и системные (у системы есть свойства, отсутствующие у её элементов).

И в пределе получается человеческий мозг, наделённый психическими свойствами, и вот эта-то психика содержит в себе личность, понятие о личности. Но сама личность не приобретает от этого какую-то субстанциональность, радикальную отличность от камня. Личность остаётся феноменом этого материального мира. Она не противоположна и не внеположна к миру.

Так же и дух, духовность не противоположны и не внеположны миру вещей. Они — изобретение человека, объекты его потребностей, умопостигаемые, всего лишь мыслимые, но не ощущаемые телесно.

Отсюда и смысл и бессмысленность не есть реальные противоположности двух реальных субстанций, но есть лишь наши оценки феноменов с позиции их удовлетворения неким логическим конструкциям, которые мы внутричерепным образом, произвольно признаём рациональными.

Бессмысленности (нелепицы, абсурда) нет вне наших оценок. Мы сами признаём что-то таковым. Но тому, что есть и происходит, совершенно безразлично наше мнение о нём.

 

Нет, я не занимаюсь редукцией, опримитивливанием, сведением высшего к низшему для последующего опошления, надругательства и обесценивания. Я лишь показываю, что мир един и что не нужно изобретать несуществующих противоположностей там, где их нет и не надо.

NeoТолстовец

От плюрализма мнений до правил дебатов

70-летие советского тоталитаризма не прошло даром для нашей популяции. Будучи рожденными, воспитанными в СССР, мы не развили в себе способность к диалогу, не уважаем право на инакомыслие, не допускаем наличия нескольких равноправных точек зрения.

Для нас была лишь одна верная философия — марксистско-ленинская, одна правильная политическая идеология — коммунистическая, одно истинное политическое устройство — социализм, один допустимый вид собственности — государственная, один вождь — Ленин и т.д.

В годы перестройки одним из её лозунгов стал лозунг "плюрализм мнений". Но с тех пор не прибавилось способности дебатировать, уважать чужую точку зрения, допускать наличие нескольких равноправных истин.

До сих пор в корпорациях и в госорганах решения принимаются волюнтаристски, а не черезе дебаты. Самодур-начальник приказывает, и все ему подчиняются, т.к. несогласие и критика чреваты увольнением.

Как показывают предвыборные дебаты, как показывают публичные дискуссии (в Сети и на ТВ), как показывют интернет-споры (в жж и прочих соцсетях форумах), оппоненты склонны с лёгкостью прибегать к жесточайшим мерам:

  1. Дебилизация — того, кто не согласен с тобой, кто придерживается иного мнения, называют глупцом, дураком, дебилом, кретином, идиотом, быдлом. Спор вырождается в выяснение того, кто из нас идиот.

    (Хотя, как мне подсказывает опыт, именно неумные люди склонны называть других дураками. Умным людям вовсе незачем оперировать этим понятием, т.к. они чем больше знают, тем большего не знают, а потому скромны.)

  2. Демонизация — того, кто не согласен с тобой и выражает иную точку зрения, признают поборником зла, разрушителем, фашистом.

  3. Дегуманизация — на того, кто не согласен с тобой и отстаивает иную позицию, навешивают уничижительные ярлыки нищеброда, совкодрочера, либераста и проч., с тем чтобы унизить, оскорбить, уязвить, нарочито перестать уважать в оппоненте его человеческое достоинство.


И это ужасно! При таком отношении друг к другу, как можно говорить о рождении истины в споре? Как такие споры могут привести к выработке общего, взаимовыгодного решения? При такой нездоровой конкуренции, как могут победить здравые идеи? Никак, никак и никак.

Поэтому вот что видится полезным для проведения споров, дебатов, дискуссий (в живую, в печати и в Сети):

  1. «Нет Истины, есть истины» — допустить этот самый плюрализм мнений, т.е. принять за факт отсутствие единственно верной точки зрения и наличие равноправных мнений по обсуждаемой проблеме.

    И по многим вопросам это именно так, ведь все люди разные, а потому по-разному относятся к социальным, экономическим вопросам в силу социального статуса, классовой принадлежности, жизненного опыта, преследуемых интересов.

  2. Искать истину, а не доказывать собственную правоту — максимально объективно подходить к обсуждаемой проблеме. Исследовать её научно, с познавательским интересом.

    Не добиваться признания своей правоты, но быть настроенным на совместный поиск истины, когда оппонент является таким же лаборантом и экспериментатором, как и ты, и вы вместе ставите опыт, чтобы отыскать истину. Вместе рассуждаете, поддерживаете друг друга, достигая тем самым синергетического эффекта — и в итоге раскусывая орешек, в котором скрывалась объективная истина, верное решение

  3. Уточнять тезис оппонента, прежде чем опровергать — переформулировать своими словами и высказать оппоненту, а уже после получения согласия выдвигать доводы против. А иначе мы в споре разбиваем те тезисы, которых оппонент и не выдвигал.
  4. Не допускать дебилизации, демонизации и дегуманизации — не скатываться на личности, не оскорблять, не уязвлять, не иронизировать над оппонентом. Обсуждать идею, а не личность. Быть максимально объективным.

    Тем более что, как указывал Авраам Линкольн, "если вы собираетесь привлечь человека на свою сторону, сначала убедите его, что вы его искренний друг". Без установления доброжелательных отношений не будет конструктивного спора. Оскорблённый будет с яростью отстаивать даже то, что дважды два пять, лишь бы не соглашаться с оскорбившим.

  5. Давать высказаться, не перебивать и не затыкать рот — это будет и проявлением уважения к оппоненту, и способом услышать его доводы, которые столь же необходимы и значимы в отыскании истины, как и ваши. Нужно считать оппонента помощником в поиске истины, а потому слушать и слышать всё, что он хочет сказать.

  6. Выискивать и констатировать общие моменты — заострять внимание и отдельно артикулировать точки, по которым у вас есть согласие. Уже опираясь на них, продвигаться дальше в разъяснении вопроса и решении стоящей проблемы. Считать это фундаментом для взаимопонимания и дружелюбного отношения.

NeoТолстовец

У кого Айн Рэнд заимствовала идею забастовки предпринимателей ("Атлант расправил плечи")?

Оказывается, Айн Рэнд не была оригинальной, когда описала в своём романе "Атлант расправил плечи" (есть и фильм!) ситуацию, когда бастуют предприниматели. Встретил у русского революционера-демократа 19 века Дмитрия Писарева указание на это абсурдное, на первый взгляд, явление:

«Наёмщина немыслима без двух условий: первое — борьба за рабочую плату; второе - борьба за исправность работы. Другими словами, надо торговаться и надо взыскивать. Без этого не может идти ни одно хозяйство, построенное на батрачестве. Если я смотрю на батрака как на машину, мне очень удобно и торговаться с ним и взыскивать с него. Я предлагаю ему ничтожную цену; он упирается. Что это значит? Это значит, что машина, которую я тащу к себе в дом, упирается по силе инерции. Надо победить это сопротивление энергическим усилием, например стачкою нанимателей. Когда усилие сделано и сопротивление побеждено, тогда все обстриг благополучно. Хорошо ли работнику при ничтожной плате, и каким образом он ухитрится свести концы с концами, и чем он будет набивать себе желудок - все эти вопросы не имеют ни малейшего смысла, точно так, как не имеет смысла вопрос о том, приятно ли машине стоять у меня в комнате» (Д. И. Писарев. Подрастающая гуманность (1865))


На мой взгляд, Писарев правильно замечает, что "стачка нанимателей" как раз не абсурдна, а происходит каждый день — с целью принуждения людей к труду за минимальные деньги.

Противостоять этому возможно, думается, только с помощью сильных профсоюзов, чтобы работникам объединиться и выступать на переговорах с нанимателем на паритетных началах: «Работник и наниматель — неравенство в переговорах доказано! Читайте Адама Смита».

NeoТолстовец

Соловьев Э.Ю.: мораль, право, правовое государство, И. Кант

Представляю вашему вниманию труды отечественного философа Эриха Юрьевича Соловьёва. Названия говорят сами за себя.

Понятие правового государства в них раскрыто очень глубоко и при этом — убедительно!

«Непобежденный еретик: Мартин Лютер и его время» (1984)

«Индивид, индивидуальность, личность» (1988)

Статьи из книги "Введение в философию" (1989, 2003)

«Правовой нигилизм и гуманистический смысл права» (1990)

«Прошлое толкует нас. Очерки по истории философии и культуры» (1991)

«И. Кант: взаимодополнительность морали и права» (1992)

«Категорический императив нравственности и права» (2005)

Переосмысление талиона. Карательная справедливость и юридический гуманизм. «Новый Мир» 2004, №1

Благослови свой синий окоем (Максимилиан Волошин)

Момент дикости (о правах человека, правосудии и водке)


Соловьев Эрих Юрьевич

Соловьев Эрих Юрьевич, главный научный сотрудник ИФ РАН.


 


 


Год и место рождения




20 апреля 1934, г. Нижний Тагил Свердловской обл.


 


 


Образование




Философский факультет МГУ им. М. В. Ломоносова (1957).


 


 


Ученые степени



  • Кандидат философских наук, 1967: Экзистенциализм и научное познание (МГУ им. М. В. Ломоносова).

  • Доктор философских наук, 1991: Эпоха ранних буржуазных революций и практическая философия Канта (ИФ АН СССР).



Ученые звания



Профессор (2002).


 



Сфера научных интересов



История западноевропейской философии нового и новейшего времени.


 


Профессиональная деятельность

  • главный научный сотрудник Института философии РАН.

  • профессор Новгородского гос. университета им. Ярослава Мудрого, философский факультет, кафедра философской антропологии, 2002 по н. вр.

  • ведущий / старший научный сотрудник Института философии РАН, сектор истории западной философии, 19701992.

  • зав. сектором социальной психологии и массовых движений Института международного рабочего движения (ИМРД), 19681970.

  • зам. заведующего отделом журнала «Вопросы философии», 19641968.

  • сотрудник редакции журнала «Вопросы философии», 19581964.


Лекционные курсы

Лекционные курсы по Реформации, Просвещению и моральной философии Канта (в разные годы).


 



 




  • Реформация и становление новоевропейской цивилизации: антропологический аспект // МГУ им. М. В. Ломоносова, философский факультет; Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого, философский факультет (2009). Фрагменты курса.

  • Этика Канта // Фрибурский университет (Швейцария), 1993.

  • Генезис и смысл концепций прав человека // Международная летняя философская школа «Политическая философия современности» (Киев, Пуща-Озерная), 1988.



Научное руководство



Подготовлено к защите 2 аспиранта.


 



Учебные и учебно-методические разработки




  • Раздел «Философия права» // Философия. Учебное пособие / Под ред. В. Д. Губина и Т. Ю. Сидориной. М., 2003.

  • Главы «Личность». «Загадка антропогенеза» // Введение в философию: Учебное пособие для вузов / Под ред. И.Т. Фролова М.: Республика. 2003 (3-е изд.) С. 406416; 572589.

  • Отв. редактор (совм. с Н.В. Мотрошиловой и И.А. Михайловым) учебного пособия «История философии. Программа углубленного изучения (для студентов, аспирантов, преподавателей). М.: Феноменология-Герменевтика. 2000. Автор разделов: «Нравственно-правовые искания в эпоху Реформации», один из авторов раздела «Немецкая классическая философия».

  • Глава «Парадоксы реформации: от независимой веры к независимой мысли» // История философии: Запад–Россия–Восток. Учебное пособие: В 4 кн. / Под ред. Н. В. Мотрошиловой. Кн. 2. Философия XVXIX вв. М.: ГЛК. 1996. 

  • Участие в авт. колл. книги: Введение в философию: Учебное пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И.Т. и др. М.: 1989.



Исследовательские проекты




  • «Реформация и становление новоевропейской цивилизации», РГНФ (№ 06-03-00327а), 20062008.

  • «Общественная мораль», коллективный российско-белорусский проект (20062007).



Публикации Монографии

 



 



  • Категорический императив нравственности и права. М.: Прогресс-Традиция. 2005.  Содержание



  • И. Кант: взаимодополнительность морали и права. М.: Наука. 1993.




  • Непобеждённый еретик (Мартин Лютер и его время) [Серия Жизнь замечательных людей]. М.: Молодая гвардия. 1984.



  • Экзистенциализм и научное познание. М.: Высшая школа. 1966.


 


Коллективные монографии и проекты





  • Судьбы гегельянства: философия, религия и политика прощаются с модерном / Под ред. П. Козловски и Э. Соловьева. М.: Республика. 2000.



  • Иммануил Кант. Сочинения на немецком и русском языках: В 4 т. М.: Наука. 19962006. Т. III. Основоположение к метафизике нравов. Критика практического разума. М.: Наука. 1997


 


 

Статьи





  • О трафаретных предрассудках в толковании генезиса и смысла прав человека // Философия в диалоге культур: материалы Всемирного дня философии. М.: Прогресс-Традиция. 2010. С. 136–154.

  • Антитетика массового сознания // Открывая Грушина. М.: МГУ. 2010. С. 129–139.

  • Кант на все времена // Философия и этика. Сборник научных трудов к 70-летию академика А. А. Гусейнова. М.: Альфа-М. 2009. С. 104120. 

  • Экзистенциальная сотериология Мераба Мамардашвили // Мераб Константинович Мамардашвили [серия Философия России второй половины XX века]. М.: РОССПЭН. 2009. С. 174–202.

  • Предопределение и твердая воля в теологии Жана Кальвина // Философия и культура. 2009. № 10. С. 31–42.

  • Реформация и становление новоевропейской цивилизации // Вестник РГНФ. 2009. № 1 (54). С. 68–75.

  • Реформация как цивилизационный «геологический сдвиг» // Берестень (философско-культурологический альманах). 2009. № 1 (3). С. 79–87.

  • Человек под допросом (нелживость, правдивость и право на молчание) // Логос. Спецвыпуск. 2008. № 5 (68). С. 23–34.

  • Критико-верификационная функция философии // Актуальные проблемы сквозь призму философии. Ежегодник МИОН. Вып. 2. Новгород Великий. 2008. С. 77–89.

  • Вторая формула категорического императива в морально-правовом учении Вл. Соловьева // Иммануил Кант: Наследие и проект / Под ред. В. С. Степина, Н. В. Мотрошиловой. М.: Канон+. 2007. С. 550558. 

  • Самосознание против самолюбования // Проблемы российского самосознания: Материалы 1-й Всероссийской конференции, Москва-Орел, 2006 / Под ред. С.А. Никольского. М.: ИФРАН. 2007. С. 3843.

  • И. Кант: этический ответ на вызов эпохи секуляризации // Историко-философский ежегодник'2004. М.: Наука. 2005. С. 209–226.

  • Провидение против фатума // Философия и история философии: актуальные проблемы. К 90-летию академика Т.И. Ойзермана. М.: Канон+. 2004. С. 382–396.

  • Переосмысление талиона. Карательная справедливость и юридический гуманизм // Новый мир. 2004. № 4. С. 123143.

  • Секуляризация–историцизм–марксизм (тема человекобожия и религии прогресса в философской публицистике С.Н. Булгакова // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2004. № 2.

  • Момент дикости (о правах человека, правосудии и водке) // Индекс: Досье на цензуру. 2003. № 18.

  • Человекобожие и религия прогресса в публицистике С.Н. Булгакова // Вопросы философии. 2002. № 7.

  • Гуманитарно-правовая проблематика в философской публицистике В.С. Соловьева // Соловьевский сборник. Материалы международной конференции «B.C. Соловьев и его философское наследие» (Москва. 2830 августа 2000 г.) / Под ред. И. Борисовой и А. Козырева. М.: Феноменология-Герменевтика. 2001. С. 2951.

  • Секуляризация-историцизм-марксизм: тема человекобожия и религии прогресса в философской публицистике С.Н. Булгакова // Вопросы философии. 2001. № 4. С. 3137.

  • Понятие права у Канта и Гегеля (вгляд из русской традиции и современности) // Судьбы гегельянства: философия, религия и политика прощаются с модерном / Под ред. П. Козловски и Э. Соловьева. М.: Республика. 2000. С. 272–286.

  • Благослови свой синий окоем. Космоперсонализм и историософская ирония Максимилиана Волошина // Русский журнал. 1998 (март).

  • Экзистенциальная сотериология Мераба Мамардашвили // Историко-философский ежегодник'1998. М.: Наука. 2000. С. 387–407.

  • Права человека в политическом опыте России (вклад и уроки XX столетия) // Реформаторские идеи в социальном развитии России. М.,: ИФРАН. 1998. С. 131199.

  • Философский журнализм шестидесятых: завоевания, обольщения, недоделанные дела // Вопросы философии. 1997. № 8 (перепечатано в кн.: Как это было: Воспоминания и размышления / Под ред. В.А. Лекторского. М.: РОССПЭН. 2010).

  • Позвольте объявиться // Там же. № 8. С. 6871.

  • Толерантность как новоевропейская универсалия // Философьска думка. Киев. № 34. 1997.

  • Только после Владимира Соловьева русская либеральная мысль смогла обрести программную последовательность // Либерализм в России / Под ред. В. Пустарнакова и И. Худушиной. М.: ИФ РАН. 1996.

  • Правовой нигилизм и гуманистический смысл права // Квинтэссенция: философский альманах. М.: Политиздат. 1990.

  • Индивид, индивидуальность, личность // Коммунист. 1988. № 17. С. 5063.

  • Попытка обоснования новой философии истории в фундаментальной онтологии М. Хайдеггера // Новые тенденции в западной социальной философии. М.: ИФАН (ротапринт). 1988. С. 1150.

  • Морально-этическая проблематика в «Критике чистого разума» // «Критика чистого разума» Канта и современность / Отв. ред. В.А. Штейнберг. Рига: Зинатне. 1984.

  • Биографический анализ как вид историко-философского исследования // Вопросы философии. 1981. № 7. С. 115126. № 9. С. 132143.

  • Предпринимательство и патриотическое сознание // Культура российского предпринимательства. М., 1977. С. 5870.

  • Экзистенциализм // Вопросы философии. 1966. № 3. 1967. № 1.




 


Энциклопедии





 


Статьи на иностранных языках





  • The Existential Soteriology of Merab Mamardashvili // Russian Studies in Philosophy. Summer 2010. Vol. 49, no. 1. P. 5373. 

  • Die zweite Formel des kategorischen Imperatives in der moralischen Lehre von W.S. Solowjew // Kant in Spiegel der russischen Kantforschung heute / Hrsg. N. Motroschilowa, N. Hinske. Stuttgart; Bad Cannstatt: Vroman Verlag. 2007. 

  • The Humanistic-Legal Problematic in Solov'ev's Philosophical Journalism // Studies in East European Thought. Special Issue / Ed. by Evert van der Zweerde. Vol. 55, No. 2. 2003. P. 115139.  

  • SekularisationHistorizismusMarxismus. Menschgottum und Fortschrittreligion in der philosophischen Publizistik S.N. Bulgakovs // Das Christentum und die totalitären Herausforderunden des 20. Jahrhunderts / Hrsg. L. Luks. Koeln; Weimar; Wien: Boehlauverlag. 2002. 

  • Der Begriff des Rechts bei Hegel und Kant // Die Folgen des Hegelianismus (Philosophie, Religion und Politik im Abschied von der Moderne / Hrsg. P. Koslowski. Muenchen: Fink. 1998.

  • Ethische Begruendung des Rechts bei Vladimir Solovi'ev // Russisches Denken im europaeischen Dialog / Hrsg. M. Dippermann. Innsbruck; Wien: Studien-Verlag. 1998. S. 311318.

  • Law as Politians Morality // Justice and Democracy. Honolulu. 1997.

  • Die Entstehung einer personalistischen Philosophie im heutigen Russland // Studies in Soviet Thought 44. 1992. P. 193201.


 



Научно-организационная работа




  • Член Ученого совета Института философии РАН и член его экспертной комиссии.

  • Руководитель методологического семинара отдела истории философии (с 1994 по настоящее время).

  • Сочинения Канта: В 4 т. М. 19962006. Т. III. Основоположение к метафизике нравов. Критика практического разума. М.: Наука. 1997 (ответственный редактор).

  • Член редколлегии «Историко-философского ежегодника».


Конференции

  • Доклад «Понятие права в учении Иммануила Канта о вечном мире: значение для современной доктрины и практики» // Шестые Сенатские чтения (Санкт-Петербург, Конституционный Суд Российской Федерации, 24 марта 2011).

  • Доклад «Философско-правовые глубины чеховского рассказа "Злоумышленник"» // Седьмая Всероссийская конференция «Проблемы российского самосознания: философия А.П. Чехова» (Москва–Ростов, ИФ РАН, 12–15 октября 2010).

  • Доклад «Теория ненасилия и проблема правового нигилизма» // Пятая Всероссийская конференция «Проблемы российского самосознания: философия Льва Толстого» (Москва–Тула, ИФ РАН, 20–22 мая 2010).

  • Доклад «Два трафаретных предрассудка в ос­вещении генезиса и смысла прав человека» // Международная конференция «Философия в диалоге культур» (Всемирный день философии). Круглый стол «Освобождаясь от стереотипов в истории философии» (Москва, ИФ РАН, 17 ноября 2009).


Интервью, рецензии, публикации в СМИ обЭ.Ю. Соловьеве

  • Максимов С.И. Эриху Юрьевичу Соловьеву – 75 лет [pdf] // Проблеми фiлософii права. 2008–2009. Т. VI–VII. С. 253–254.

  • Соловьев Э.Ю. Институт философии уже давно был институтом гражданского общества (интервью записал А. Черняев) // Наш философский дом. К 80-летию Института философии РАН. М.: Прогресс-Традиция. 2009. С. 454–476.

  • Просторное слово авторитетов (Беседа Т.А. Уманской с Э.Ю. Соловьевым) // Вопросы философии. 2004. № 4. С. 81–91. (перепечатано в кн.: Как это было: Воспоминания и размышления / Под ред. В.А. Лекторского. М.: РОССПЭН. 2010).


Организационно-проектная деятельность

  • Член оргкомитета Международного Кантовского конгресса в Москве (июнь 2004). Доклад Теория ненасилия и проблема правового.

  • Член оргкомитета по подготовке Международной конференции по «Феноменологии духа» Гегеля (июнь 2007).


Членство в Академиях, союзах, обществах и организациях

  • действительный член Российской Академии гуманитарных исследований (1995);

  • член Союза журналистов (1965).


Награды, медали, почетные звания

  • медаль ИФ РАН «За вклад в развитие философии» (2010).




NeoТолстовец

Эрих Соловьев "Иммануил Кант бомбардировку Ливии не одобрил бы"- Фонтанка.Ру

О несправедливости забвения великого Иммануила Канта рассуждали в Конституционном суде на Шестых Сенатских чтениях. Широко известный в узких кругах доктор наук РАН Эрих Соловьев уверен, что немецкий философ, живший в XVIII веке, предвидел опасность ядерной войны, сформулировал модель идеального государства и уж точно не одобрил бы насильственной защиты прав человека, которая получила большое распространение через два столетия после его смерти.

Темой шестых Сенатских чтений было избрано «Понятие права в учении Иммануила Канта о вечном мире: значение для современной доктрины и практики». Почему именно на этого немецкого философа пал выбор, глава КС РФ Валерий Зорькин во вступительной речи дал такое объяснение, которое немного напрягло и встревожило. «Наслаждаться необходимо в часы благоденствия, а в часы трудности – размышлять. Безусловно, 2011 год – это время для размышлений», - намекнул на что-то заслуженный юрист и передал слово основному докладчику. На эту роль был приглашен признанный специалист в области западноевропейской философии, главный научный сотрудник Института философии Российской академии наук Эрих Соловьев. Этика и философско-правовое учение Канта — одна из областей его исследований.

Как следует из выступления Соловьева, осмысление понятия права пришло к Канту через размышления о сущности и целесообразности войны. Изучая труды философа, кантоведы отметили, что окончательное мнение по этому поводу у него сложилось не сразу. Если в сочинениях 80-х годов он склонялся к толкованию войн, как к одной из хитростей разума, которая способна «обратить раздоры между отдельными индивидуумами и консолидированными группами людей на пользу человеческого рода в целом», то к середине 90-х годов философ точно утвердился : «война исторически изжила себя, преимущества, которые раньше с ней связывались, теперь должно и возможно обеспечить в условиях мира и только мира».

Исследователей кантовского наследия весьма впечатлил тот факт, что «Кант, не знавший ничего подобного современному оружию массового уничтожения, думал как раз о предельном риске глобальной войны, он говорил об истребительной войне, которая позволила бы установиться вечном миру лишь на великом кладбище человечества». По словам Эриха Соловьева, главное отличие Иммануила Канта от большинства пацифистов своего времени, в том, что «в своем размышлении отправляется от самой худшей из возможных перспектив, он замыслил войну такой, какой ее на деле увидел лишь термоядерный век». Но при этом родоначальник немецкой классической философии не мечтал о «полной гармонии, которая «однажды возьмет и диалектически устранит все людские противоречия и конфликты».

«Никаких проектов земного рая Кант не приемлет, в нашем случае лишь правоупорядочение людских притязаний, - заявил слушателям чтений докладчик. - Вот где в философско-исторических рассуждениях Канта появляется образ права». В этом смысле мысли немецкого философа перекликаются с умозаключением его российского «коллеги» Владимира Соловьева, заявившего через столетие, что «задача права — не сделать Царство Божие на земле, а чтобы не превратить жизнь людей в Ад». В понимании Канта, идеальное государственное устройство — это республика, но не в современном ее значении. Республиканский порядок возможен при пяти постулатах:

- конституционное признание прав человека
- реальное и действенное верховенство закона
- равенство поданных перед законом
- принцип разделения властей
- господство правила «каждый обязан подчиниться лишь такому закону, на который он сам дал согласие».

«Стоит внимательнее вглядеться в этот перечень и делается ясным, что республика Канта есть ничто иное как предвосхищение достаточно полного образа правового государства», - резюмировал Эрих Соловьев. Позже, отвечая на вопросы журналистов, исследователь заявил, что Кант актуален для сегодняшнего мира, прежде всего потому, что сумел предсказать и объяснить многие процессы современности. Его учение не просто можно, - нужно применять в условиях XXI века. Миротворческие миссии с оружием в руках Иммануил Кант, по мнению Соловьева, резко осудил бы. Потому что нельзя защищать права и свободы человека при помощи насилия. «Думаю, то, что сейчас происходит в Ливии, у него не вызвало бы одобрения», - предположил он.

Между тем, Валерий Зорькин не совсем согласен с мыслителем XVIII, он с сожалением констатировал, что право в чистом виде сегодня вряд ли может стать оружием мира. И без насильственных действий гармонии не достигнуть, - считает глава Конституционного суда, отмечая, что для России было бы более результативно, если бы учение Канта воплотилось в жизнь «в соавторстве» с Георгом Гегелем. Симпатия Зорькина к авторитаризму давно известна. В частности, об этом он говорил на первых Сенатских чтениях, оговариваясь, впрочем, что, принимая волевые решения, власть не должна опускаться до планки диктатуры, а авторитарные элементы допустимы только в рамках Конституции.

Юлия Никитина, «Фонтанка.ру», 25.03.2011


Новая книга на сайте "Nеотолстовцы против Матрицы": Соловьев Э.Ю. «И. Кант: взаимодополнительность морали и права» (1992)